Contact us


Воспоминания известнейшего писателя, патриарха писателей на идиш Григория Релеса о Семёне Лельчук 

«После войны мне удалось отыскать отца Семёна Лельчука. Из эвакуации он вернулся в Калинковичи, где проживал до войны.

Некоторое время я поддерживал связь с отцом Семёна, потом наша переписка оборвалась И вот летом 1975 года я, будучи в командировке в Калинковичах, решил отыскать родных Лельчука.

Адреса у меня не было, но я был уверен, что жители городка хорошо знают друг друга, и совсем нетрудно будет узнать, где живут родные погибшего поэта.

В воскресное утро иду по центральной асфальтированной улице микрорайона.

Как мне рассказали, совсем недавно здесь был лес и непроходимое болото.

Навстречу шагает невысокий мужчина в капроновой шляпе.

— Не знаете ли вы, где проживает Абрам Лельчук?

Он обвёл меня внимательным взглядом и произнёс:

— Приказал долго жить.

От этой новости мне сразу стало не по себе.

— Вот уже скоро два года, как его нет. Прекрасный человек был. Однако, откуда Вы его знали?

— Я дружил с его сыном, что погиб на войне, с Семёном.

— С поэтом Семёном Лельчуком? — оживленно спрашивает он меня и, не дождавшись ответа, продолжает: — Здесь проживает родная сестра Семёна в старом микрорайоне. Хотите, могу провести вас туда. Фурман её фамилия. Вдова, бедняжка. Муж её много лет работал секретарём местного совета — четверых детей воспитали и вывели в люди. Вот уже несколько лет, как умер..

Входим в открытый двор. На крылечке сидит молодая женщина. Ей лет двадцать пять, не более. Рядом с нею на траве сидит малыш. Ребёнок радостно смеётся.

Поскольку Семён Лельчук в моей памяти остался юным, каким я его знал, а годы промчались, что я и оглянутся не успел, то сразу мне пришло в голову, что чернявая и есть сестра Семёна, только она должна быть младше его лет на пять, если не более. Я уже хотел начать с нею разговор о брате, но провожатый опередил меня.

— Мама дома? — спросил он у неё.

А я ещё всё витаю в небесах и думаю: «Оказывается, и мать Семёна ещё жива»

— Она на огороде. Сейчас позову.

Молодушка поднимается с места, открывает калитку огорода и исчезает. Скоро возвращается с пожилой женщиной, лет за пятьдесят. Она невысокая, полная, но по лицу видно, что немало пришлось перенести горя в жизни

— Знакомьтесь, — обращается ко мне провожатый, — вот это и есть сестра Семёна. Её зовут Мерой.

Только теперь я понял, что к чему. Действительно, как могло мне прийти в голову, что молодая женщина — сестра Семёна? Ведь ему было бы уже около шестидесяти, а ей? Ей тоже недалеко до этого.

Я назвал свою фамилию, Релес.

— Знаю Вас, — говорит она, — Вы в Минске встречались с моим братом, а после Войны переписывались с отцом.

— Семён был первенцем в нашей семье, — рассказывает Мера, — на пять лет старше меня. Помню, как он няньчился со мною, все мои капризы выполнял. А когда я подросла, то по-прежнему хорошо относился ко мне. Стихи начал писать в детстве. Потом, когда уже стал студентом, каждое лето приезжал на каникулы в Калинковичи. Днём, бывало, сидит в садике, всё читает и пишет. Часто его навещали друзья.Вечером редко куда ходил. Досуг проводил в кругу домашних..

— Сынок, — бывало, скажет мама. — Тебе, наверное, скучно дома с нами сидеть? Иди к друзьям, погуляй с ними.

— С друзьями всегда успею повидаться, — отвечал он, — а вот каникулы закончатся и Вас опять долго не увижу.

Когда закончил институт и собирался в армию, приехал прощаться с нами. Перед самым отъездом отзывает меня в сторону, подаёт увесистую папку и говорит: « Здесь мои рукописи. Храни их. Время напряжённое, и кто знает, что может случиться,и я всю жизнь не могу себе простить, что не уберегла  тот свёрток. Ведь сами виноваты. Все уже эвакуировались, а мы сидели до последней минуты. Ничего не успели захватить. Выходит, я не выполнила его просьбу. У меня навернулись слёзы на глаза. Заметив это, Семён похлопал меня по плечу и начал подбадривать: «Мы ещё, когда-нибудь с тобой в радости вспомним этот разговор». Перед родителями тоже бодрился. Совесть мучает...

Столько лет прошло, а я никак не могу себе простить. Мне удалось только разыскать несколько фотографий и письмо из армии двоюродному брату, который служил на Балтийском флоте.

Она подходит к столу, открывает ящик, вынимает из альбома несколько фотографий, письмо и вручает мне.

— Вот Семён ещё совсем мальчишка со своими одноклассниками. Здесь ему тринадцать лет. А вот  он среди студентов литфака. Именно таким я его и знал. А вот и последняя фотография. В красноармейском обмундировании. Тут он выглядит серьёзным, даже можно сказать, строгим, собранным и возмужалым... Ему очень к лицу военная форма. Не думаю, что Семён специально позировал фотографу.



<a href=http://antiviralmeds.info#19017>buy zithromax</a> qepnq http://antiviralmeds.info#3794 - zithromax kqiyd http://antiviralmeds.info#33998 - buy zithromax mxeqn
buy zithromax, 16.02.2013

Author

Copyright © 2009-2010 Lelchuk Family

Design & Hosting by OneCore Media